-10% на первый заказ через iOS приложение по промокоду TSUM10 Установить.
x
Личный кабинет
Добавлено в корзину
Добавленный в корзину товар


Перейти к оформлению Продолжить покупки

Новости и события

Джессика Кадзоу, Garrard: стоит немного потереть поверхность – и откроется история

Ювелиры Garrard создали трофейные кубки для скачек в Аскоте, которым покровительствует Ее Величество королева Великобритании. Джессика Кадзоу, ответственная за наследие марки, встретилась с редактором tsum.ru Яной Винзер и рассказала о моментах, навсегда связавших историю Garrard с Россией.


История самого старинного в мире ювелирного дома началась в 1735 году в Лондоне. Компания, сегодня известная как Garrard, получила заказ от Фредерика, принца Уэльского, после чего быстро завоевала себе славу среди аристократии благодаря классическому дизайну и высокому уровню мастерства. Причастность к спорту традиционна для компании: ее мастера не раз создавали трофеи для состязаний в конном и парусном спорте, крикете, гольфе, регби и футболе.

Яна Винзер: Garrard — старейший ювелирный бренд не только в Великобритании, но и в мире, и я уверена, что в его истории было множество удивительных моментов. За громкими именами ваших клиентов стоят очень личные истории: не поделитесь ими с нами?

Джессика Кадзоу: История марки Garrard неотделима от истории Великобритании последних двух-трех столетий. В лондонском Тауэре, где хранятся драгоценности британской короны, выставлены многочисленные произведения, созданные мастерами-ювелирами Garrard двести и более лет тому назад. Некоторые из украшений создавались в стенах Garrard, другие реставрировались в наших мастерских. Такое случалось, например, когда на трон восходил новый король, и нужно было срочно менять размер короны или укрепить расшатавшиеся драгоценные камни. Эту особую миссию британские монархи поручали Дому Garrard. Нашими клиентами были все более-менее известные люди, главы государств, императоры и короли — те, кто называется истеблишмент. Включая и российских императоров. Особо важные и статусные клиенты внесены в бухгалтерские книги — огромные тома, написанные от руки. Одна такая книга даже выставлена для всеобщего обозрения во флагманском магазине Garrard в Мейфэре. В ней содержится детальная информация о покупках, в частности, царя Александра II. Целая страница, посвященная его заказам по случаю свадьбы его любимой дочери великой княжны Марии, которая в 1874 году вышла замуж за сына королевы Виктории принца Альфреда и стала герцогиней Эдинбургской. Среди подарков к свадьбе был один особенно удивительный — роскошный двусторонний бриллиантовый кулон. Так брачный союз между двумя империями был скреплен украшениями Garrard.

Я. В.: Как насчет современной королевской семьи? Ведь в 1843 году королева Виктория пожаловала дому Garrard официальное звание придворного ювелира, наверняка вам есть, что вспомнить и об этих заказчиках?

Д.К.: Garrard по-прежнему поставщик королевской семьи. Компания создает кубки для королевских скачек в Аскоте, а также выполняет частные заказы принца Уэльского и других членов королевской семьи. Служить им — наша основная задача.

Я. В.: А что обычно заказывает семейство принца Уэльского?

Д.К.: К сожалению, об этом я не могу говорить: конфиденциальность превыше всего. Но компании разрешается называть британскую королевскую семью своими клиентами — для этого у нас есть так называемый Королевский Сертификат. Он дается только тем, кому разрешено продавать товары и предоставлять услуги членам королевской семьи.

Я. В.: Но подробностей не будет? Например, какие камни предпочитает Ее Величество.

Д.К.: О частностях у меня нет разрешения говорить, но давайте вспомним обручальное кольцо с сапфиром, которое заказал принц Чарльз для свадьбы с принцессой Дианой. После того, как она погибла, ее драгоценности унаследовал принц Уильям. Он хранил кольцо для своей будущей невесты: делая предложение Кейт Миддлтон, он преподнес ей это кольцо и заявил прессе, что таким образом его мать словно присутствовала на столь важном событии в его жизни. Это был прекрасный момент.

Имперская корона Индии, 1911 год
Корона королевы Мэри для коронации короля Георга V, 1911 год
Государственная имперская корона Великобритании, 1937 год
Корона королевы-матери Елизаветы для коронации короля Георга VI, 1937 год

Я. В.: Какие украшений Garrard любите лично вы?

Д.К.: Их много, но отдельно я хочу рассказать о тиарах. Ювелиры Garrard изготавливали их для шести последних поколений английских правителей, начиная с королевы Виктории. Кроме того, компания создает тиары для членов других королевских семей по всему миру, например, недавно изготовили необыкновенную диадему для действующей королевы Малайзии. Я могу продолжать, перечисляя все ныне действующие королевские дома Европы. Garrard считает особой миссией поставлять символы власти современным монархиям. А в Москве, в России есть традиция ношения тиар?

Я. В.: К сожалению, они не очень подходят для ежедневного обихода, поэтому скорее нет.

Д.К.: Зато в Алмазном фонде Оружейной Палаты хранится свадебная тиара с розовым бриллиантом посередине. Ее использовали для всех царских свадебных церемоний, так что в России все-таки есть история ношения тиар. Garrard — один из немногих ювелирных домов мира, которые до сих пор на регулярной основе создают тиары. И в совершенно разных стилях, например, модель из последней коллекции Petal представляет собой в буквальном смысле простую золотую ленту — ободок для волос из белого золота — с цветочной композицией из разноцветных драгоценных камней. Несмотря на необычный дизайн, это все же тиара — современная и красивая.

Я. В.: Вам часто доводится видеть дам в тиарах в Лондоне?

Д. К.: Увы, только на вечерних мероприятиях.

Я. В.: Потому что здесь, в Москве, их надевают нечасто.

Д. К.: Может быть, вам стоит чаще устраивать вечеринки?

Я. В.: Хорошая идея! Сколько в вашей личной коллекции украшений Garrard?

Д. К.: Достаточно много, и я надеюсь, что оба моих сына найдут себе достойную пару — мне есть что передать по наследству. А если серьезно, то я очень люблю одно украшение из коллекции Tudor Rose. Наш главный дизайнер — талантливейшая Сара Прентис. Ювелирные изделия, придуманные женщинами, всегда тщательно продуманы, и их удобно носить. Мое колье просто гениально: сзади у него есть специальный слайдер, благодаря которому цепь можно сделать короче или длиннее, и вся конструкция выглядит одинаково эффектно и спереди, и сзади.

Garrard
Колье с бриллиантами из коллекции Tudor Rose, Garrard

Это как раз одна из основных особенностей украшений Garrard — они потрясающе продуманы и легко трансформируются. Даже наши тиары — составные. Они легко превращаются в колье, в подвески, броши — все очень продумано. И эта тенденция усиливается: например, раньше мы отмечали склонность русских клиентов к более крупным и броским вещам. Но сейчас их выбор меняется в пользу более простых вещей, которые можно носить и днем. Так что самый последний заказ, который мы вот-вот должны отправить в Москву, отличается тем, что в нем меньше броских и крупных вещей, но больше небольших, классических и простых в обращении.

Тиара – трансформер из белого золота, бриллиантов и топаза Primrose, Garrard
Тиара – трансформер из белого золота, бриллиантов и топаза Primrose, Garrard
Тиара – трансформер из белого золота, бриллиантов и топаза Primrose, Garrard
Тиара – трансформер из белого золота, бриллиантов и топаза Primrose, Garrard
Тиара – трансформер из белого золота, бриллиантов и топаза Primrose, Garrard


Я. В.: Garrard — это модернизм или классика?

Д.К.: Нам нравится утверждать, что все наши украшения — классика. Даже вот эта тиара, похожая на простой ободок для волос, — скоро станет классикой.

Я. В.: Самое время поговорить о классике. В этом году Дом Garrard создал кубки для награждения победителей скачек в Аскоте, и все они являются прекрасными образцами истинно британского классического дизайна. Расскажите об этом опыте.

Д.К.: Эти кубки стали началом сотрудничества со скачками в Аскоте, всего же контракт подразумевает совместную работу в течение трех лет. Для создания кубков были использованы образцы из архива Garrard. Получив контракт на создание кубков для Ее Величества, я стала просматривать все кубки, которые когда-либо поставляли Garrard и другие компании. Я поняла, что Ее Величеству понравятся кубки, тяготеющие к классической форме. Поэтому мы обратились к архиву и выбрали те образцы, которые действительно созвучны наследию Garrard, истории компании и спортивных наград. Так что дизайн этих кубков — традиционный, прежде всего потому, что Ее Величество лично курировала их создание.

Я. В.: А как это происходит? Она приезжает к вам офис, рисует эскизы...

Д.К.: Скорее наоборот. Мы приезжаем, она одобряет эскизы.

Я. В.: А сколько эскизов вы предоставляете на выбор?

Д.К.: У нас есть четыре основных модели и несколько вариантов формы ручек, корпуса, основания. Она выбрала вот эти.

Кубок Queen Elizabeth II
Кубок King George VI

Скаковое поле принадлежит королеве, но управляет им Совет Попечителей, состоящий из трех ее представителей. Председательствует в этом совете в данный момент господин по имени Джонни Вэгби. Так что сначала все отправляется в этот совет, потом к нему, а потом уже к королеве за финальным одобрением. Она занимается многими вопросами организации скачек, потому что, во-первых, это ее земля, а во-вторых, она настоящий эксперт в этой области. Возможно, она самый большой специалист по скаковым лошадям среди живущих ныне людей.

Я. В.: Будет ли меняться дизайн в следующем году? Или предполагается, что он останется неизменным все три года контракта?

Д.К.: Скорее всего форма будет меняться. Среди всех моделей, кроме Золотого кубка, который королева вручает лично победителю в Lady’s Day, будет происходить некоторая ротация. Я не знаю, знакомы ли вы с историей кубков, но двуручный кубок в своей основе имеет чашу, сосуд для питья, которая использовалась для празднования, для торжественных моментов, возможно, это как-то связано с Древней Грецией. В истории британских серебряных наград для скачек чаще всего использовались кубки с двумя ручками — примерно с 1680-х. До этого использовались колокольчики — ими украшали уздечку выигравшей лошади. И они были довольно тяжелые, поэтому вскоре стали использовать кубки. Возможно, вдохновением послужили образы древних греков, празднующих победу. Так что в принципе эти трофеи могут иметь и вполне бытовое применение, хотя кто же на это решится? Например, один из кубков больше похож на ковшик — такую форму мы называем суповой чашей. Серебряная суповая чаша, покрытая золотом в соответствии с особой инструкцией от Совета Попечителей.

Я. В.: Да, столовое серебро все же более практично, чем тиары.

Д.К.: Есть еще одна интересная история на эту тему, связанная с Россией. В 1844 Николай I приехал на скачки в Аскот, и это была еще дофутбольная эпоха и скачки считались национальным спортом в Великобритании. Одних скаковых полей насчитывалось 338 — настолько популярными были скачки. Так вот, российский император приехал и посетил бега в Аскоте, а также вручил главный приз лошади-победителю в основном забеге в тот день. Выиграл совсем молодой жеребец, которым владел некто по имени лорд Альбемарль. Странное совпадение: флагман Garrard находится на улице Альбемарль в Лондоне. Этот лорд Альбемарль в знак благодарности решил переименовать своего жеребца. До этого его звали Забор, а он назвал его Императором в знак уважения к визиту августейшей особы. Император был крайне тронут и заявил о своем намерении финансово поддерживать мероприятие. С тех пор каждый год он жаловал 500 фунтов, на которые покупалось призовое серебро для скачек. Это продолжалось десять лет — до 1854 года, когда началась Крымская война: тогда договоренность была расторгнута, и право предоставления наград для скачек снова перешло королеве Виктории.

Я. В.: Это просто потрясающая историческая связка. Интересно, как выглядели кубки в то время.

Д.К.: В те времена кубки были изумительно украшенными сосудами для питья. Первый кубок 1845 года утрачен, но кубок 1846 года сохранился и сейчас находится в одной частной коллекции. Он представляет собой канделябр высотой 13 дюймов с эмблемой в виде Святого Георгия и дракона. А Святой Георгий, как вы знаете, — святой покровитель Англии и России.

Я. В.: А также он покровитель Москвы.

Д.К.: Ну вот видите: стоит немного потереть поверхность — и откроется такая история! И все это до сих пор живо. Говоря о кубках, мы должны помнить о том, какой потрясающий опыт, мастерство, сотрудничество и историческая память стоят за ними — и они нужны, чтобы напоминать нам об этом, чтобы память об этом продолжала жить. Ведь спорт — это очень эмоциональная вещь, он сплачивает людей.

Garrard
Ее Величество королева Елизавета II на коронации в 1953 году. На королеве
— государственная имперская корона и украшения, созданные Garrard.

Фотограф Сесил Битон.